почта etnogena02.hut2.ru

ПРЕДЫСТОРИИ РУСИ КЛИКНУТЬ
| На сайт КЛИКНУТЬ | ОГЛАВЛЕНИЕ КЛИКНУТЬ | На весь экран | Почта |

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

Terra incognita – Русь :::: 11. Пёстрая орда - сибирские княжества

Трусов С.В.

Начну издалека. В середине 4 тысячелетия до н.э. группа индоарийских племён (носителей гаплогруппы R1a) отправилась со своей прародины в Восточной Европе на юг, в «поисках счастья». Они поселились в исторических областях Бактрия и Согдиана. Новую родину они назвали Самаром. От этого названия появился ещё один этноним местных индоарийцев – самары.

Сургуты

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного
  Мигранты стали прародителями индийцев, таджиков, пуштунов, калашей и т.д. Среди данных племён были и сургуты (саргаты). Их запечатлели древнегреческие авторы, как самургиев (племя, изготавливающее ритуальный напиток сома). Рецепт изготовления сомы (хаомы) они хранили в глубокой тайне, что запечатлено во многих письменных памятниках, таких как Авеста.

Со временем изготовление сомы перестало быть прераготивой только самургиев. Напиток научились делать и другие племена. Но этноним остался. Самургии (готовящие сому) – это внешнее, персоязычное название сургутов. Персы называли данный напиток хаомой (сомой), тогда как индоарийцы звали его сурьей. Поэтому «сургуты» – это самоназвание, где «сур» обозначало «сурью» - хмельной напиток, изготавливаемый в честь бога солнца Сурьи и индоарийской богини радости и веселья – Сурицы. Сурица, как известно, была дочерью Сурьи и супругой Хмеля. А слово «гута» - означало то же самое, что и сейчас означает слово «готовить» в славянских языках.

В таком виде (гута) данное слово сохранилось в некоторых славянских языках (прямых наследниках древнего индоарийского языка) , как гута – мастерская, плавильня. Часть сургутов с 6 века до н.э. нанималась на службу к персидским владыкам. Эти наёмники зафиксированы как сагартии.

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

Читателя не должно смущать то, что я называю данное племя саргаты (сургуты), а тот же Геродот называл их сагартиями (сагартами). Просто при заимствовании слов фонемы «г» и «р» часто меняются местами. Или говоря простым языком, здесь присутствует метатеза звуков рг > гр. Надо понимать, что когда мы называем какой-нибудь древний этноним, это не говорит о том, что племя его носящее было известно только под данным именем. Так и сургуты были известны ещё как арии (древнее религиозное имя), руссы (по эпониму), соколовяне (ас-колы, сколоты – по тотему), самары (по имени своей новой родины) и т.д.. В таком многообразии нет ничего удивительного.

Ведь и в современном мире все народы имеют множество имён. Здесь, в качестве примера, можно вспомнить немцев, которых окружающие народы называют по-разному (алеманы, швабы, германцы и т.д.) или американцев (янки, гринго, пиндосы и т.д.). Сургуты (саргаты) во времена похода Александра Македонского переселились вместе с другими сарматскими племенами в Европу. По Птолемею во втором веке нашей эры саргатии (он в отличии от Геродота зафиксировал название этого племени именно так) жили между причерноморскими аланами и амаксовиями в междуречье Дона и Днепра, то есть как раз там, где впоследствии жили самары, отмеченные не только топонимией, но и преданиями данного народа, запечатлённого этнографом Г.И. Пелих (1).

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

Саргатии, мигрировавшие в 4 веке до н.э. из Азии в Европу, проникли далеко на запад континента. Александр Гильфердинг пишет: «Не без основания добросовестный Плиний, при исчислении немецких народов, соединяя в один особенный разряд племена германские, которые занимали Балтийское поморье (сургундов, варнов, каринов и гутонов), обозначает их всех именем виндилов». (2) Другими словами, русский историк девятнадцатого века подчёркивал, что ещё римский историк Гай Плиний (23 г. н. э. - 25 августа 79 г. н. э) выделял в отдельную группу ряд племён Юго-Западной Прибалтики, называя их виндилами. Мы с вами знаем, что вендами (венедами) до сих пор финны, немцы, эстонцы и др. народы называют славян. К виндилам Плиний отнёс и сургундов.

Племя саргатов, поселившихся в причерноморских степях, входило в скифо-сарматское государство Русколань, существующее вплоть до 368 г. С 5 по 9 век сургуты (самары) подчинялись булгарам, создавшим на месте Русколани государство Кара-Булгар.

С 9 века и вплоть до 1036 года (год смерти Мстислава) саргаты время от времени входили в состав Киевской Руси. На их этногенез оказали сильное влияние печенеги. Во времена доминирования в причерноморских степях половцев саргаты были включены в орбиту их союзов.

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

В начале 12 века на территорию проживания чалдонов (Верхнедонье) и самаров (южная часть междуречья Дона и Днепра) стали ходить походами дружины русских князей (например, походы 1111 и 1116 годов), что сподвигло к переселению части этих племён в Сибирь, значительная часть которой в 1136 году была присоеденена к Волжской Булгарии. Там они оставили о себе богатый ономастический материал: город Сургут ХМАО, населённые пункты Сургуты, Сургутиха, Саргатское и т.д.

Также известен народ саргаты, проживавший в Среднем Прииртышье и имя ишимского хана Саргачик. Русскоговорящие саргаты (самары и чалдоны), после того как через сто лет Сибирь отошла к Чингизидам, организовали в Приобье и Прииртышье ряд удельных княжеств. Одним из таких государств и была Пегая Орда.

Пустрая орда

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

Статью «Об именах остяцких князей» я закончил утверждением, что имя «остяцкого» князя Алача является прямым доказательством присутствия в Сибири в «доермаковое» время русскоязычного субстрата. Дело в том, что имя «остяцкого князя» Алача переводится с тюркских языков как «пестрый».

Что могло означать это имя по отношению к конкретному человеку, первому его носителю? Несомненно, это был синоним русского прозвища – «рябой, конопатый». Русскоязычные кочевники самары, жившие долгое время сначала в Причерноморье, а затем в Сибири, вполне могли применить к этому имени и свой вариант – «пегий». Даже Макс Фасмер считает данное слово сугубо славянским: «пе́гий : др.-русск. пѣгъ, ст.-слав. пѣготивъ λεπρός (Супр.), пѣгота λέπρα (там же), болг. пе́га "веснушка" (Младенов 416), сербохорв. пjе̏га – то же, пjе̏гав, пjе̏гаст "пятнистый, веснушчатый"...» Славяноязычные коневоды до сих пор называют пятнистую кобылу – пегой лошадкой.

Даль: «Пегий арх. сибирское пеганый, пестрый, особ. двуцветный; пятнастый, в светлых пятнах по темному полю, или наоборот; говор. более о лошадях в белых больших пятнах; в малых пятнах: чубарый, крапчатый; рогатый скот не пегий, а пестрый, а собака: рябая. Лошадь: рыжепегая, буропегая, воронопегая, гнедопегая, серопегая...»

Применение различных прилагательных по отношению к лошадям и другим животным, как раз и говорит о том, что русский народ, как нация формировался из скифо-сарматских кочевников – автохтонов Северного Причерноморья и различных групп земледельческого населения.

Несомненно, что слово «пегий» привнесли в русский язык славяноязычные кочевники, известные по различным источникам, как русы, буртасы, асы, бродники, самары, саргаты и т.д. Ведь данное прилагательное относилось в русском языке только к лошадям. А лошадь была ближе к кочевникам, чем к земледельцам. Поэтому можно предположить, что прилагательное «пегий», было изначально употребляемо в среде скифо-сарматов, к которым относятся верхнедонские чалдоны и самары Северного Причерноморья.

Кроме того русским летописям помимо собственно Алача известен еще и князь Певгей, а также Пегая орда. Пегая она вовсе не потому, что носила пеструю одежду, а потому что ими правили князья из рода Алачевых, или по-самарски, Пеговых. Вообще, не перестаю удивляться, как быстро ничем не обоснованные высказывания становятся «научным» стереотипом, который затем даже на пегой лошадёнке не объедешь.

Ведь нет ни одного летописного свидетельства, что Пегая орда названа так потому, что её жители носили пёстрые одежды. Нет этому и археологических подтверждений. Современные селькупы, прямые потомки основного населения Пегой Орды носят национальные костюмы, пестрота которых ничем не отличается от пестроты национальных костюмов тех же хантов, манси, лесных ненцев и других обитателей сибирской тайги. Тем не менее разъяснение о том, что Пегая орда названа по пестроте одежды её жителей присутствует во всех работах, посвящённых данному государственному образованию.

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

Но вернёмся к Алачу. Тюрский вариант данного имени доказывает, что помимо хантов, селькупов, чалдонов и самаров в Приобье присутствовали и тюркоязычные жители. В этом нет ничего удивительного, так как чалдоно-самарская колонизация Сибири в 12 веке происходила под патронажем Волжской Булгарии. В дальнейшем (с 13 по 16 века) «остяцкие княжества» часто были данниками различных тюркоязычных государств.

Интересно то, что топоним Алач зафиксирован в Восточном Крыму. На русских картах 19 века его название обозначено как населенный пункт Пёстрое. Но Алач, под этим своим названием, был хорошо известен в эпоху Крымского ханства. Первое документальное упоминание села в русских источниках встречается в «Камеральном Описании Крыма» 1784 года. (3) После вхождения в состав России этот населённый пункт долгое время называли то Алачом, то Пёстрым. Окончательное утверждение названия села как Пёстрое было закреплено Указом Президиума Верховного совета РСФСР от 18 мая 1948 года «О переименовании населенных пунктов Крымской области», где указано, что Алач отныне называется только как Пёстрое (населённый пункт в перечне Указа № 39).

История названия данного населённого пункта наглядно доказывает, что тюркское слово «алач» всегда переводилось на русский язык как «пёстрый». Синонимом же данного слова является слово пегий. У тюркских народов словом алач называли прокажённых и рябых. Алач был значительным населенным пунктом в Крымском ханстве. Первый кризис в своей истории он испытал во время присоединения Крыма к России. Большая часть его жителей переселилась в Турцию в 18 веке, и населенный пункт постепенно запустел.

На подробной военно-топографической карте 1892 года в Алаче обозначены 8 дворов с татарско-болгарским населением. Неизвестно, кто и когда его построил. Но то, что население называло себя булгарами, значительно сужает круг его основателей. Среди таковых могли быть и переселенцы с междуречья Дона и Днепра.

Они сюда могли быть переселены в середине 13 века булгарским ханом-летописцем, Гази-Бараджем, принявшим активное участие в походе Батыя на запад. Он пишет, что кочевники степей, по которым двигалось монгольское войско к Киеву, сдались без боя, и он принял их в состав своей армии (булгарское войско участвовало в монгольском походе как самостоятельная боевая единица). В дальнейшем часть из них он переселил в Крым(4).

Тем не менее, я считаю, что саргаты жили в Крыму ещё до того. Предположу, что имя «остяцкого князька» Алача не собственное, а родовое. Видимо так называли какого-то вождя самаров ещё в те времена, когда они жили в Северном Причерноморье. Кто-то из потомков причерноморского Алача (Пегого) переселился в Сибирь в 12 веке. А кто-то продолжал жить в Причерноморье. С чего я это взял? А они оставили после себя некоторые топонимы. На карте голландца Исаака Массы, посещавшего Россию в 1601 году в Северо-Восточном Крыму, ещё не принадлежащем тогда России, можно найти населенный пункт Сургатти. Судя по карте , расположен он был в 50-60 км к северу от Алача.

Рис. 1. Фрагмент карты Исаака Массы

Речка Самарчик до сих пор течёт в Крыму (впадает в Каркинитский залив Чёрного моря). В Камеральном Описании Крыма 1784 года указан кадалык (округ) Самарчик, в который входило 29 населённых пунктов(5). В этом же источнике нередки топонимы типа Ходжа-Урус, Рус Токай, Урус Жоджа, Казак, Черкес, говорящие о том, что на данной территории среди тюркоязычного населения жили и индоарийцы.

В 4 км от Алача находится населённый пункт, который назывался Саргил. Всё тем же Указом Президиума Верховного Совета РСФСР он был переименован в Лучевое (№25).

Почему я рассказал о Крымском Алаче? Дело вовсе не в том, что я предполагаю некую прямую взаимосвязь между сибирскими князьями из рода Алачевых и крымским городком Алачем. Но, в любом случае, перевод его названия на русские карты, как Пёстрое, подтверждает мою догадку, что Алач и Певгей (Пегий) это одно и то же имя, воспроизведенное двумя разными языками, на которых говорило высшее сословие сибирских княжеств.

Хотя, ещё раз повторю: вполне возможно, что данное имя имело в собственной истории причерноморских самаров какое-нибудь эпическое значение, не зря же они с таким постоянством называли им своих сибирских князей (имя Алач и Пегий встречаются среди имён остяцких князьков неоднократно). А в этом свете и крымский Алач мог иметь к ним какое-нибудь отношение.

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного
  То, что в Крыму, ещё до нашествия татаро-монгол присутствовали русскоязычные народы, фиксирует летописец 12-13 в.в. Ибн аль Биби в своей «Сельджук-намэ» (6). Данный автор рассказывает о турецком походе на крымский Судак. Он датируется 1214-1221 годами. Турки предприняли этот поход, чтобы наказать судакцев за насилие над мусульманскими купцами. Сразу после высадки с кораблей армия, возглавляемая полководцем Хусам-ад-дин-Чупаном, разгромила кипчакско-русскую армию. Подошедший вслед за этим со своим войском русский князь, признал себя вассалом турецкого султана, приподнеся богатые подарки: «...из лошадей и русского льна и 20.000 динаров». Лишь после этого турки подошли к Судаку и начали осаду.

Современные исследователи гадают, какой из князей Киевской Руси выступил на защиту Судака. Отсутствие любых упоминаний об этих событиях в русских летописях их при этом не смущает. Но, давайте рассуждать логически. О походе турок судакцы не могли знать заранее, так как армия сельджуков приплыла морем. К тому же турецкий автор прямо заявляет, что жители Судака, увидев приближающийся к берегу турецкий флот, послали за помощью к кипчакам и русским. Другими словами, русские (князья Киевской Руси) не могли заранее отправить в Крым свои войска.

А теперь вопрос. Какой смысл туркам надо было ждать не менее месяца русскую армию, если под боком у них была чужая крепость, захват которой был главной целью похода. Или турки всё это время отдыхали в Ялте? Повторю: сразу после высадки, по свидетельству Ибн аль Биби, турки разбили кипчакско-русскую армию. Уже этот факт должен был насторожить историков.

Это прямое свидетельство того, что данные кипчаки и русские были жителями Крыма. Сразу после этого подошёл русский князь со своей дружиной. Увидев разгром русско-кипчакского войска, он признал себя вассалом султана.

Вопрос номер два. Зачем какому-нибудь князю Киевской Руси надо было признавать себя вассалом сельджуков? Ведь от Судака до Киева даже по прямой 700 км диких степей, которые являлись надёжной защитой от турецкого проникновения на север. Зачем, князю Киевской Руси нужно было три дня унизительно ждать ответа на свою просьбу о «вассальстве», если он спокойно мог вернуться на родину? И ещё. На первом месте среди подарков русского князя стояли лошади. А уже потом лён и деньги.

Известно, что князья Киевской Руси никогда не платили дань лошадьми. Данный подарок могли сделать только кочевники, какими и являлись русскоязычные самары (сургуты). Кроме того, трудно представить, чтобы какой-нибудь из князей Киевской Руси, уходя в поход, взял бы с собой такую крупную сумму денег, да ещё прихватил бы с собой пару возов льна. Наоборот, князья ходили в поход, чтобы разжиться деньгами и поволоками (тканями). Также трудно представить, чтобы русский князь подарил своих коней, а назад домой отправился пешком.

Несомненно, речь в «Сельджук-намэ» идёт о русских князьях, живших в Крыму. Там у них были населённые пункты, пастбища и казна с деньгами и поволоками. Именно опасаясь того, что турки разграбят всё это, «русский князь» и признал себя вассалом султана.

Почему о присутствии русских в Крыму нет сообщений в источниках? Во-первых, данные русы не входили в систему Киевской Руси, а значит были чужими для русских летописцев. К тому же они были не христианами. Именно поэтому русская традиция всех их, как и других обитателей причерноморских степей называла «погаными», «хиновами», «половцами», «печенегами» и т.д. А во-вторых, на присутствие русских в Крыму указывают многие источники.

Например, египетский историк 13 века Ибн-Абд-аз-Захыр, описывая маршрут посольства Бейбарса к монгольскому хану Берке, пишет: «... встретил их правитель местечка Крым, которое населяют люди разных наций как-то: Кипчаки, Русские и Аланы» (7). И таковых свидетельств много. Даже древнее название Судака Согд, говорит о присутствии в Крыму сургутов (самаров). Нопомню, что самарами они назывались по азиатской своей родине. Азиатский же Самар (Самара) делился Зеравшанским хребтом на Бактрию и Согд (Согдиану).

Когда говорят о том, что город Судак (Согд, Сугдею) построили в 212 году н.э. аланы, все дружно думают, что его построили прямые предки осетинов, говорящие на языке иранской группы.

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного
  Но напомню, что этноним «аланы» - это тюркская калька индоарийского этнонима «поляне». Летописные же поляне, естественно, не были ираноязычным народом, а были прямыми наследниками государства Русколань, созданного сарматами, пришедшими по свидетельству Гази-Бараджка из среднеазиатской «каменистой поляны» (8).

Главное племя данного государства называлось полянами. Отсюда и название государства, государство руссов-полян, где лань древний даже не индоарийский, а индоевропейский термин, означавший поляну, долину (вспомним хотя бы слово лен – феодальное владение).

А теперь вернемся к «делу Пестрых». Предположу, что после отделения от булгарской метрополии власть в лесных районах Западной Сибири была поделена между русскоязычными самарами и чалдонами. Наличие тюркского варианта имени князя Пегого говорит о том, что здесь присутствовал и тюркоязычный этнос, влияющий на расстановку сил в высшем эшелоне сибирских княжеств. Такое влияние могли оказывать южно-сибирские тюрки-кочевники.

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного
  Хотя, с другой стороны, те же самарские или чалдонские князья, имеющие степных тюркоязычных сюзеренов, могли быть известны русским первоисточникам и под соответствующими данному сюзеренитету вариантами собственных имен. То есть не только под славянскими именами (Пегий), но и под их тюркскими вариантами (Алач).

Пегая орда или орда Пегого (Алача) занимала территорию в Среднем Приобье, от Сургута до Кети. К приходу казаков Ермака она уже делилась на несколько полусамостоятельных княжеств: Парабельского, Сургутского, Верхнего и Нижнего Нарыма. Во главе западных «остяцких» княжеств также отмечены князья с именем Алач. Думаю, что за 450 лет пребывания чалдонов и самаров в лесных районах Западной Сибири, здесь сложилось несколько династических родов, которые были связаны кровью предков и многократными узами браков. Поэтому в разных местах Приобья зафиксированы князья, носящие одно и то же имя - Алач (Пегий).

То, что русскоязычный вариант данного имени имел хождение на территории Сибири ещё до Ермака, подтверждают летописи. В качестве доказательства приведу следующее свидетельство:

EM>«1556-57 г. - Грамота царя Ивана Васильевича в Югорскую землю князю Певгею и всем князьям Сорыкидским о сборе дани и доставке ее в Москву. Божиею милостию от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии, Владимирскаго и Новгородскаго, Казанскаго, Тверскаго, Смоленснаго, Астраханскаго, Пермскаго и иных, в нашу вотчину во Юсерскую землю Заказамского, в Сорскорду, князю Певгею и всем князем Сорыкатцкие земли и лучшим людем и середины и молодшим ирмомским людем Сорыкатцкие земли. Послал есми к вам по свою дань Ивашка Васильева сына Иконникова, да Нечайка Иванова сына Вычегжанина, да Офоньку Федорова сына Гогунина да Васку Лаптева.

И как к вам в Оркорду посыльщики по нашу дань приедут, и ты князь Певгей и все князи Сорыкатцкие земли лучшие люди и середине и молодшые собрали б есте нашу дань с своей Сорыкатцкие земли всю сполна со всякого человека по соболю. А собрав бы есте нашу дань, да с тою б есте данью князь Певгей был к нам к Москве... А провожать наших данщиков Югорским князем и югричем людем добрым от городка до городка и от людей до людей и беретчи наших данщиков во всем по ряду, как преж сего. А приехать вам Сорыкатцким князем и вашим людем к нам на Москву и от нас отъехать вам добровольно без всякие зацепки. А ся вам наша грамота жалованная и опасная...» (9)

Однозначно, что имя Певгей - это летописное отражение имени Пегий. Одназначно также, что Сарыкатские земли - это земли Сургутские (Сургут - Сарыкут - Сарыкат). Данное название для Московии было экзотическим, поэтому даже в одной и той же царской грамоте оно написано в разных вариантах.

Исходя из вышесказанного, в качестве доказательства присутствия в Сибири русскоязычных самаров и чалдонов, носивших также древний этноним сургуты (саргаты) мы имеем явные параллели между причерноморскими племенами саргатов и самаров, крымскими топонимами Сургутти, Самарчик и Алач с обским городом Сургутом, селом Самарово, племенами ишимских саргатов, а также княжеским родом Алачёвых-Пеговых.

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

Подведём некоторые итоги статей «Об остяцких князьях» и «Дело Пёстрых». Имена «остяцких» князей Самара, Цингала, Бардака, Романа Славного и т.д. являются именами, легко объяснимыми на основе информации Галины Пелих о причерноморских корнях сибирских самаров. На территории лесной зоны Западной Сибири до появления там царских войск существовал целый ряд «остяцких» княжеств. Их правителей современная историография традиционно называет «остяцкими» или даже «хантыйскими князьями». Хотя известно, что этноним «ханты» до 20 века вообще не был в употреблении, а остяками зачастую называли и вогулов, и хантов, и селькупов, и некоторые другие племена.

Данное необоснованное утверждение породило очередной стереотип об однородности автохтонного населения Западной Сибири во времена предшествующие повлению там дружины Ермака. Этот стереотип излагается в качестве официальной истины на всех уровнях исторического образования: в школах, ВУЗах, на академическом уровне. Тем не менее, напомню, что известный русский исследователь истории Сибири С.В. Бахрушин писал:

«...русские документы жителей одних и тех же юртов называют попеременно то татарами, то вагуличами, то остяками». (10) Он же, ссылаясь на Сибирский приказ (ст. Ме27), пишет:

«В Коде, например, где произведенная русским правительством в 1631 году перепись дает очень точные сведения о составе всего племени, княжеский род не только по мужской, но и по женской линии резко выделяется из общей массы кодских остяков, и мы не находим даже слабых признаков родовой связи между князьями и их народом». (11)

Другими словами, Бахрушин свидетельствует о неоднородности состава населения «остяцких» княжеств. При этом учёный прямо указывает на то, что «остяцкие» князья этнически отличались от основного населения этих государственных образований. Исходя из вышесказанного, возникает вопрос: если, как утверждает современная историография, основным населением остяцких княжеств были ханты, то кто тогда стоял во главе этих княжеств?

Ответ однозначен. Во главе правящих династий многочисленных обских и иртышских княжеств стояли русскоязычные чалдоны и самары. К данному ответу можно прийти после анализа имён «остяцких» князей и самарско-сургутской топонимии Западной Сибири. На это указывают предания самих самаров, записанные Галиной Пелих.

Познавательную часть статьи я закончил. А теперь о поучительной. Первый сибирский историк С.У. Ремезов в конце своего труда прямо обращается к «сибирякам» с христианскими нравоучениями. Нам интересны в этих его послесловиях два параграфа, которые я привожу дословно:

«Древние христиане, страшные язычникам, и Ермак.

Во все времена, везде и повсюду, куда бы ни шли правоверные христиане своим путем на войну, страшны басурманам и прочим безбожникам. Поэтому наша христианская вера и стала любезна царю и великому князю Владимиру всероссийскому, что твердыня нашего Спасителя - святое Евангелие - во огне не сгорело, и такая нам, христианам, дана Богом высшая власть, сила, храбрость и удача над всеми, наступать на змей и на скорпионов, и на всю силу вражью, и горы передвигать. И ради этого повеления Господа один христианин гонит тысячу басурман, а два - побеждают десять тысяч. И это есть благообразный пример сибирякам» (12).

О скверных скитальцах роксолянах.

Скверные скитальцы роксоляне вознеслись над Богом, приняли мерзость латинскую от Cатаны, а не Божию помощь. Уповали [они] со своей доморощенной, а не с духовной мудростью, на крепость оружия своего, но падали [в битве] как снопы во время жатвы, и как неплодная смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет нераспустившиеся цветы свои, бежали смело, самодовольно и спесиво, в зиму. И в наказание за грехи произнесенного беззакония от высшего Бога приняли наказание: один мусульманин гонит 1000 [роксолян], а два - побеждают десять тысяч. И это в хрониках ясно написано: если праведник едва спасется, что же будет с грешным и нечестивым?»(13).

О каких «скверных скитальцах роксолянах» говорит нам автор? Может он приводит нам религиозную притчу? Ничуть не бывало, такой притчи нет. А роксоляне – это те, о ком я здесь рассказывал. Скифо-сарматские племена самаров-сургутов прямые наследники Русколани. В глазах христианина Ремезова они, кочевники-нечестивцы, приняли латинскую веру из рук папского легата Бруно Кверфуртского, за что и поплатились. Бежали они в зиму, то есть в холодную Сибирь, но это их не спасло от бесчестия и незавидной судьбы. Попали они под власть мусульман, которые их, благодаря своей вере, легко победили. Но, православная вера Ермака, по мнению Ремезова, потому и победила мусульман, что она истинная.

Он делает вывод: «И это есть благообразный пример сибирякам». Каким сибирякам? Для кого он это написал? Для остяков? Так они не принимали «мерзости латинской». Для татар? Конечно, нет. Татары, здесь - те самые мусульмане, что поработили «роксолян».

Несомненно, данное назидание в первую очередь направлено на чалдонов и самаров Сибири. Именно поэтому, чтобы сохранить назидательную направленность Ремезов сначала рассказал о причинах побед православного оружия над мусульманами, а уже потом рассказал о таких же победах мусульман над «роксолянами». Это назидательная проповедь написана именно для роксоланов, поэтому она и заканчивается словами о легкой победе мусульман над ними, а не для нового поколения русских сибиряков, для которых логично было бы закончить мысль победой православного оружия над мусульманами.

Terra incognito - Русь ::: О топонимии Киева Анатолия Железного

Литература:

1. Г.И. Пелих Обские. Каяловы о реке Каяла // Вопросы географии Сибири. Томск, 1995. Вып. 21. С. 75-81.

2. А.Ф. Гильфердинг. История балтийских славян. М., 1855. Часть 1, гл 4.

3. Камеральное описание Крыма, 1784 года // Известия Таврической ученой архивной комиссии. Том 6. 1888. С. 52.

4. Гази-Барадж тарихы. // Джагфар тарихы. Т.1. Оренбург 1993 г. С. 84.

5. Камеральное описание Крыма, 1784 года // Известия Таврической ученой архивной комиссии. Том 6. 1888. С. 62

6. Рассказ Ибн-ал-Биби о походе малоазийских турок на Судак, половцев и русских в начале XIII в. // Византийский временник, Том 25. 1927.

7. Б. Тизенгаузея, ibid. стр. 63

8. Гази-Барадж тарихы. // Джагфар тарихы. Т.1. Оренбург 1993 г. С. 12.

9. АФКЭ, портф. Миллера № 127. тетр. 11. Список XVII в. Напеч. в СГГД, т. II, стр. 51, № 40.

10. С.В.Бахрушин. Остяцкие и вогульские княжества в XVI-XVII веках. Л. 1935 г. Стр. 8.

11. Там же. С. 37.

12. Ремезовская летопись по Мировичеву списку (Краткая летопись Кунгурская) //Сибирские летописи. Спб.1907.Статья 148. С. 360.

13. Там же.Статья 149. С. 361.

Дело Пёстрых

Вверх |

etnogena02.hut2.ru

X